Бесплатная консультация юриста:
8 (800) 500-27-29 (доб. 553)
СПб и Лен. область:Санкт-Петербург и область:
+7 (812) 426-14-07 (доб. 318)
Москва и МО:
+7 (499) 653-60-72 (доб. 296)
Получить консультацию

Призывы к свержению власти статья

Комментарий к статье 280 Уголовного Кодекса РФ

В основе уголовно-правового запрета, содержащегося в ст. 280 УК РФ, лежат нормы международного права . Объектом публичных призывов к осуществлению экстремистской деятельности выступают общественные отношения, гарантирующие суверенитет РФ и суверенитет государственной власти в Российской Федерации.

———————————
Согласно ст. 3 Шанхайской конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от 15 июня 2001 г. государства-участники принимают все необходимые меры, чтобы экстремизм ни при каких обстоятельствах не подлежал оправданию по соображениям исключительно политического, философского, идеологического, расового, этнического, религиозного или иного аналогичного характера.

Статья устанавливает допустимое ограничение права на свободу слова, оправданное международными и конституционными предписаниями .

———————————
Согласно ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. пользование правом на свободное выражение своего мнения может быть ограничено законом, когда оно является необходимым для уважения прав и репутации других лиц либо для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения.

Понятие экстремистской деятельности раскрывается в ст. 1 Федерального закона от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" . Вместе с тем, учитывая, что данное понятие применяется исключительно для целей этого Закона, а также принимая во внимание особенности комментируемого состава преступления, для целей ст. 280 УК РФ требуется ограничительное толкование понятия экстремистской деятельности. Можно констатировать, что ст. 280 УК РФ предусматривает ответственность за:

а) публичные призывы к осуществлению некоторых конкретных преступлений, предусмотренных, в частности, ст. 136, ч. 2 ст. 141, ст. ст. 278, 279, 282 УК РФ;

б) публичные призывы к совершению любых иных преступлений по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;

в) публичные призывы к общественно опасной деятельности, уголовно-правовое содержание которой конкретно не определено (воспрепятствование законной деятельности органов государственной власти и избирательных комиссий, захват или присвоение властных полномочий);

г) публичные призывы к действиям, которые не являются преступными (демонстрирование нацистской символики, финансирование экстремистской деятельности, создание экстремистских материалов).

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 280 УК РФ, заключается в активных действиях — публичных призывах. Состав преступления формальный; оно окончено с момента провозглашения призывов в какой-либо форме вне зависимости от наступивших последствий.

Призыв — это форма психического воздействия на сознание и волю людей с целью побудить их к совершению определенных действий. Целенаправленность позволяет отличить призывы от выражения личного мнения по государственным, политическим, национальным вопросам в семейных и дружеских беседах. Целью в данном случае выступает стремление объединить граждан, активизировать их волю и направить их поведение в русло конкретных проявлений экстремистской деятельности.

Обязательным признаком объективной стороны состава анализируемого преступления выступает обстановка: призывы должны быть выражены публично. Публичность характеризует внешнее окружение, в условиях которого совершаются призывы, и понимается как открытость, доступность, способность быть воспринимаемыми неопределенным кругом лиц. Публичность призывов состоит в том, что они осуществляются либо непосредственно в присутствии публики (зрителей, слушателей, очевидцев и т.п.), либо в такой форме или таким способом, что они становятся или могут стать известными многим людям (например, путем учинения на стенах надписей, рисунков, использования аудиовизуальных средств, звукоусилителей и др.). Количество присутствующих или воспринявших призывы не имеет решающего значения, главное здесь — открытость, гласность, обращенность призывов ко многим людям. С публичными призывами к другим лицам субъект может обратиться устно, письменно, с использованием различных изобразительных форм, наглядно-демонстрационным способом, с помощью технических средств.

Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности следует отграничивать от действий виновного, которые могут быть квалифицированы как подстрекательство к совершению каких-либо преступлений. Отличие заключается в том, что призывы не носят персонифицированного характера, они обращены к неопределенному кругу лиц: тем или иным группам населения (молодежи, представителям какой-либо профессии, социального слоя, национальности, конфессии и т.п.); участникам различных мероприятий (зрителям, слушателям, избирателям, делегатам, демонстрантам и т.д.); членам организаций, работникам предприятий, учреждений, военнослужащим и др.

Субъективная сторона публичных призывов характеризуется виной в форме умысла. Призывая к осуществлению экстремистской деятельности, субъект всегда осознает общественную опасность своих действий. Мотивы и цели такой деятельности могут быть различными (националистические, корыстные, хулиганские и т.д.) и не влияют на квалификацию, но учитываются при индивидуализации уголовного наказания.

Субъект публичных призывов общий — физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

Квалифицирующим признаком публичных призывов к осуществлению экстремистской деятельности закон (ч. 2 ст. 280 УК РФ) предусмотрел использование средств массовой информации (см. комментарий к ст. 129 УК РФ).